“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)

Если ваш образ коммуниста сегодня — это ворчливый пенсионер в очереди на почте с партбилетом КПСС и ностальгией по колбасе за 2,20, то текст, который вы начали читать, должен порвать этот шаблон. В Беларуси есть совсем молодые люди, которые хотят построить коммунизм сегодня и были бы не против пожить в СССР.

Мы встретились с четырьмя молодыми парнями в кинотеатре на премьере оцифрованного советского фильма 1962 года «Люди с черными душами». Получасовая лента — советский взгляд на белорусов, сотрудничавших с нацистами в годы войны.

Открывали мероприятие декан ФФСН БГУ Вадим Гигин и депутат-коммунист Алексей Сокол. В зале — активисты БРСМ, ветеранских организаций и Компартии. Фильм показывали 24 марта, накануне Дня Воли. Из выступления депутата Сокола стало понятно почему. Он рассказал, что оппозиция готовится к провокациям:

— Отряды молодчиков-националистов готовы поджигать машины, бить витрины, кидать коктейли Молотова в сотрудников правоохранительных органов и мирных людей. От национализма недалеко до нацизма. Белорусы как никто знают, что это такое и какие у этого последствия.

После фильма мы с парнями сели в одном из помещений кинотеатра «Ракета». Они все активисты «Лиги коммунистической молодежи», организации, появившейся полгода назад. Сейчас в ней, по данным руководителя Лиги Антона Лойко, около 200 человек. Лига организует международные стройотряды, отвечает за молодежную политику Компартии, проводит акции памяти, поддержки ветеранов. Пришла пора знакомиться.

Артуру Ситко 19 лет, он приехал из Волковыска и учится на химфаке БГУ. Его ровесник Иван Щербин родом из Гомеля, учится на истфаке БГУ и говорит по-белорусски. Еще один студент-историк Роман Роль родился в Минске, и ему также 19 лет. Лидеру молодых коммунистов Антону — 22. Он магистрант на истфаке, работает социальным педагогом и преподает обществоведение в средней школе в столице.

Спрашиваем у парней, как и почему они стали коммунистами в таком молодом возрасте.

Артур: Меня всегда волновала жизнь простых людей. Я вообще пою. В районных домах культуры были автоклубы, или как это называется, которые выезжали в район и давали концерты. Вот я там участвовал. В моей жизни появился человек, мой руководитель, он мне объяснил, за что выступает партия.

“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)
Артур Ситко, 19 лет, учится на химфаке БГУ

Главная суть коммунизма, как я его понимаю, — это истинное духовное развитие человека. В идеале человек в этой системе сможет не только работать сутками, но и раскрыть свой творческий потенциал. Коммунизм предполагает уменьшение рабочего дня. У человека появляется больше времени для саморазвития.

Іван: У школе я не быў актывістам, але з сёмага класа мяне пачала цікавіць гісторыя. А гісторыя з палітыкай звязаныя. У БДУ я стаў актывістам БРСМ. Чаму менавіта камунізм? Мае бацькі больш сімпатызуюць Савецкаму Саюзу, я ўзрос на гэтых поглядах. Па-другое, мяне сённяшняе становішча краіны задавальняе. Для мяне найважнейшае ў камунізме — сацыяльная справядлівасць.

Роман: У меня была белорусскоязычная гимназия, я там начал интересоваться историей. Потом поступил в Лицей БГУ. В университете начал интересоваться, конечно, и политикой. Я был и остаюсь активистом БРСМ, они меня пригласили на стройку, реконструкцию стадиона «Динамо». Все это происходило под эгидой Компартии, к нам и Зюганов приезжал.

В коммунизме я выбрал именно это. Тут есть товарищество, коллектив, который тебя поддерживает. Здесь есть понимание, что бедным людям надо помогать, не должно быть имущественного разделения — на очень бедных и очень богатых.

Антон: Как и всем, мне с класса седьмого нравилась история. Всегда участвовал в олимпиадах, решил поступить в БГУ на исторический. Началось все, как у всех, в БРСМ, возглавлял факультетскую первичку. Когда начал общаться с разными людьми, понял, что коммунизм — это мое: социальная справедливость, законность, равенство, каждому — по труду, миролюбивая политика.

“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)
Антон Лойко, 22 года, магистрант на истфаке, работает социальным педагогом и преподает обществоведение в школе

Сначала приходил на мероприятия как сочувствующий, без партийного билета, потом вступил. Потом силы появились, решили создать молодежную политическую организацию. Мы первая такая именно политическая организация, наши оппоненты не имеют регистрации, а мы этим вопросом серьезно занялись.

— Какой, по-вашему, должна быть Беларусь? Что бы вы изменили, а что бы оставили, как есть?

Антон: Мы же поддерживаем власть, мы принимаем большинство ее позиций. Единственное — кредитно-финансовая политика, завышенные ставки… Есть нюансы. Но, опять же, власть идет на исправление всех этих моментов, ситуация стабилизируется. Надо учесть, что кризис вокруг нас, с 2008 года весь мир лихорадит. Никто нигде не живет хорошо, везде есть свои проблемы, мы с ними потихоньку справляемся.

— Я прошу скорее прокомментировать не сегодняшнюю ситуацию, а ваше видение идеала.

Антон: Мое идеальное видение: наша продукция востребована во всем мире, рабочие зарабатывают много, их труд ценится очень высоко. Беларусь в будущем — Беларусь справедливая, законная, нет никакого криминала, передела госсобственности, как это было в России. Государство играет большую роль в экономике, держит стратегические направления: БЕЛАЗ, МАЗ, нефтеперерабатывающие заводы.

Роман: Спокойствие должно сохраняться, по Беларуси в истории постоянно прокатывались какие-то войны, разрушения. Второе, чтобы человек труда, заходя в магазин, не смотрел в кошелек, а выбирал то, что хотел. Чтобы он не считал каждую копейку, а приобретал, что хотел.

Іван: Я крышачку дадам. Хацелася б, каб больш было павагі не столькі да сельскай гаспадаркі і прамысловасці, колькі да сферы паслуг і IT. Беларусь мусіць ісці разам з часам.

— Вам не довелось пожить при Советском Союзе. А хотели бы?

Антон: Думаю, да, хотел бы. И мать, и отец, и бабка с дедом рассказывали, какая была жизнь. Проблемы не было сесть и поехать куда-нибудь по Советскому Союзу. Сейчас даже об этом не подумаешь. Была одна страна большая, много возможностей по работе и учебе.

Роман: Была гордость за свою страну. СССР все-таки была сверхдержавой. Мне хотелось бы, чтобы гордость была за свою страну.

Іван: Я таксама хацеў бы. Мы жывём у краіне, якая пераняла амаль усё з савецкага перыяду. Мне б хацелася цалкам адчуць самому, як гэта было.

Артур: Да, это была гордость, стабильность. Но если представить, что я буду жить во время войны, терять своих близких…

— Ну, Советский Союз — это же не только война. Я скорее о 70−80-х годах.

Артур: Ну тогда да, это стабильность, бесплатная медицина, образование. Знаете, я никогда даже, если честно, не задумывался об этом. Меня реальность устраивает.

— Тем, кому не нравилось жить в СССР, указывают на дефицит, невозможность выезда за границу. Вы согласны пожить при коммунизме со всеми его ограничениями?

Антон: По сути, сейчас куда хочешь — туда едешь. А что, многие ездят за границу? Все ж думали, что развалится Союз — будешь ездить, куда хочешь. Ага, разогнались. Есть деньги — поедешь, нет — нет.

— Но раньше даже возможности такой не было…

Антон: Ну, а как же путевки, которые раздавались в страны соцлагеря, Восточной Европы? Людей отправляли по обмену опытом.

— Дефицит товаров не смущает?

Антон: Мои родственники вспоминают дефицит в 1991−94-е годы. СССР развалился, связи оборвались, все стало. А до 91-го года, чтобы кто-то из родных жаловался, что прям еды и одежды не было, не скажу.

Роман: В СССР же коммунизма не было, там был развитой социализм. Коммунизм — это повыше форма. Да, был дефицит, но молоко, хлеб люди покупали. Мама и бабушка рассказывали, что в принципе хватало. В каждой стране есть свои плюсы и минусы, так?

— Как думаете, почему Советский Союз развалился?

Іван: Некалькі прычын. Гэта працэс, які пачаўся, калі Міхаіл Гарбачоў прыйшоў да ўлады. Ён пачаў працэсы галоснасці, дэмакратызацыі. У канстытуцыі было права на выхад рэспублік з Саюзу. І гэтыя працэсы падштурхнулі нацыянальную моц краін, тую ж Прыбалтыку, Сярэднюю Азію. Палітыка стала вышэй за эканоміку.

“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)

— То бок галоснаць і дэмакратызацыя былі памылкай?

Іван: Ну не памылкай, але трэба было ўсё паступова рабіць. Былі і знешнепалітычныя прычыны, калі была парушана Берлінская сцяна. Краіны Цэнтральнай і Усходняй Еўропы адыходзілі ад сацыялізму.

Артур: Одна из главных причин — приход в руководство не тех людей. Людей, которые ставили перед собой не идею достижения коммунизма, а имели какие-то корыстные помыслы. Везде все всегда зависит от лидера, от того, кто ведет за собой людей. Это касалось и более мелких чиновников. Как так получилось, откуда они взялись, пока я не могу для себя сам ответить.

— Гласность и демократизация были ошибкой?

Артур: Все-таки, мне кажется, это нужно было сделать.

Антон: Горбачев сдал страну, чтобы красиво тусоваться в Европе. Все 15 вчерашних республик столкнулись с проблемами. Горбачев и все эти идеологи перестройки считали нормой, что конфликты вылезают. Потом запахло деньгами, пошли центробежные процессы, все будто с цепи сорвались.

— Вы считаете, Беларуси было бы лучше в составе большого СССР или лучше быть независимыми?

Артур: Мне кажется, в составе СССР, стабильного государства, Беларуси было бы лучше.

Іван: Лепш было застацца ў Саюзе. Беларусь у складзе СССР была як у складзе нейкага цягніка. Першы вагон — РСФСР, а Беларусь — другая ці трэцяя. Так Расія цягне ўсе рэспублікі, а калі Беларусь атрымала незалежнасць, яна сама сабе была прадстаўлена. Можна было атрымаць незалежнасць у палітычным аспекце, а ў эканамічным — застацца ў адзінай краіне.

— Благо ли это, что сегодня Беларусь независима? Или нужно снова стремиться к созданию новой большой страны?

Іван: Можа, зноў ствараць не трэба, памылку можна выправіць не цалкам, а напрыклад — у эканоміцы.

Роман: С другой стороны, мы же рады, что Беларусь получила независимость.

— Вы не видите здесь противоречия? Если в СССР было хорошо и независимость — хорошо, как вы это для себя совмещаете?

Роман: Есть, допустим, ЕАЭС. Сейчас идут интеграционные процессы по созданию союза, в котором все страны в равной степени оказывали влияние на внешнюю политику, на экономику и равноправие. Что важнее: независимость или общий дом? Ну нельзя так ставить вопрос. Мы должны быть в общем доме, но в отдельной квартире.

“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)
Роман Роль, 19 лет, студент-историк.

Антон: Все идет к тому, что опять уходят эти границы, появляется свободное пространство. Чтобы понять, независимость — это благо или нет, нужно еще пожить. 25 лет — что это такое?

— Вам наверняка часто говорят о репрессиях 30-х годов. Какое вы отношение для себя выбрали к этим событиям? Это были перегибы на местах, чьи-то ошибки, преступления всей системы?

Антон: Я не согласен с цифрами и тем, как это все преподносится. Когда ходил в архив, писал диплом, курсовые, видел: людям, которые работали в торговле, сбыте, давали тюремные сроки. Но что-то там никаких расстрелов не было, и ссылок тоже никаких не было. Большинство осужденных были осуждены согласно букве закона. И были какие-то перегибы.

Роман: Важно вспомнить, что такое 30-е годы, что творилось в мире тогда. В той же Германии было не лучше, в той же Америке было не лучше. Это была общемировая тенденция. Да, репрессии были, этого никто не отрицает. Но когда это подается так, что половина СССР сидела, вторая — охраняла, это вообще бред какой-то.

Іван: Рэпрэсіі былі, але не ў такіх памерах, як прадстаўляецца. Мая прабабуля жыла ў гэтыя гады. Калі я пытаўся ў яе, яна казала, што ўсё добра было, не было такіх рэпрэсій, ніхто да іх не прыходзіў.

“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)
Иван Щербин, 19 лет, учится на истфаке БГУ

Артур: Репрессии — точно не суть коммунизма. За всю систему говорить нельзя. Я не могу ответить четко на этот вопрос, потому что недостаточно об этом осведомлен. Мне очень не нравится, что в нашем обществе репрессиям уж слишком придается значение. Ведь идея была не в этом. И пришли не к этому.

— Это было чем-то побочным?

Артур: Это было. Судить, было ли это ошибкой системы или отдельных людей, я не могу.

— Как вы относитесь к вашим идейным оппонентам, ровесникам, той же «Моладзі БНФ», с которой я беседовал перед вами? Вы считаете их патриотами?

Антон: У них есть какой-то патриотизм, любовь к стране в их понимании. Но, к примеру, они пришли в Куропаты организовывать мероприятие, зачем там было устраивать сцену, песни? Это что, танцы на костях? Любой комментарий по отношению к нам — это кресты и кости. Никакого конструктива. У нас и стройотряды, и все идет к созиданию, у этих ребят все лозунги — на сопротивление, борьбу, милитаризм, форма, оружие, культ силы.

Роман: Разрушать, конечно, не строить. Патриоты ли они? У каждого человека есть свое мнение, мы не против этого. Но когда оно противоречит закону, поднимает и расшатывает обстановку, это уже ни в какие ворота не лезет. Вот мы только что смотрели фильм (про коллаборантов при нацистской оккупации. — TUT.BY), они тоже считали себя патриотами, когда людей убивали. Патриотизм должен быть здравым, а у них — пошли свергнем, революцию устроим. Это не патриотизм, это терроризм.

— Ведь коммунисты тоже к власти через революцию пришли…

Роман: Вот видите, что самое интересное, мы, коммунисты, не выступаем за революцию, а националисты — выступают.

Іван: Яны патрыёты ў нейкай ступені. Вось былі пратэсты, яны хочуць, каб прэзідэнт сышоў. Ну, сыдзе, і што далей? Што заўтра? Яны не думаюць пра гэта.

Антон: А завтра — масштабная приватизация, передел рынка. И им интересно войти сюда, поверьте. Еще неизвестно, кто делает эти акции и за какие деньги.

Артур: Есть люди, которые используют белорусский язык, чтобы казаться патриотами. Те, кто выступает против власти или конкретных законов, должны понимать, что от того, как за ними пойдут люди, зависит будущее страны. Как мне кажется, у них нет такого понимания, четкой программы даже нет. У нашей партии она есть. Я не думаю, что патриот — это человек, который не знает, что будет завтра.

“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)
0
Каментары
Няма каментарыяў.
“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)
“Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.) “Беларусі лепш было не выходзіць з СССР”. Хто такія маладыя камуністы? (рус.)